Главная | Регистрация | Вход | RSS Воскресенье, 20.09.2020, 17:20
Приветствую Вас Гость

НОВОСТИ КИНО

Главная » Статьи » НОВЫЕ ФИЛЬМЫ

КАК РИМ СТРОИЛСЯ

 
На съемках триллера Рона Хоуарда «Ангелы и демоны» поговорка «Рим не сразу строился» приобрела буквальный смысл. На самом деле, строительство заняло несколько месяцев на разных континентах.

Перед художником-постановщиком Алланом Кэмероном и специалистом по визуальным эффектам Энгусом Бикертоном стояла грандиозная задача: построить в Лос-Анджелесе Рим и, главным образом, Ватикан. Действие фильма, снятого по бестселлеру Дэна Брауна, не просто разворачивается в этих хорошо известных местах: весь его сюжет построен на прославленных памятниках архитектуры и живописи. Поскольку эти объекты так хорошо известны и так важны для сюжета, Кэмерон и Бикертон были просто обязаны тщательно воспроизвести даже мельчайшие детали.

В «Ангелах и демонах» на экраны возвращается бесстрашный профессор Роберт Лэнгдон, символог из Гарварда и специалист по религиозной иконографии, который уже потрепал нервы некоторым деятелям из Ватикана в предыдущем фильме о его похождениях, «Код да Винчи». На этот раз церковь сама отчаянно нуждается в его уникальных знаниях и способностях. Ватикан осажден древними и могущественными силами; их сторонники пойдут на что угодно, даже на убийство, ради достижения своих целей. Обнаружив доказательства возрождения старинного тайного общества иллюминатов, самой могущественной секретной организации в мире, Лэнгдон понимает, что над злейшим врагом тайного общества, Католической церковью, нависла смертельная угроза. Вместе с красивой и решительной женщиной-физиком Витторией Ветра он приезжает в Рим и узнает, что уже тикают часы на бомбе, установленной иллюминатами в Ватикане и тесно связанной с родом деятельности Виттории. Лэнгдон и Ветра пускаются в напряженную, безостановочную охоту в запечатанных лабиринтах, опасных катакомбах, пустых соборах. Цепляясь за последний шанс спасти Ватикан, они идут по 400-летнему следу из древних символов, разбросанных по Ватикану, и попадают в самое секретное подземелье планеты. Да, вот только воссоздать этот след на съемочной площадке оказалось не так-то просто. Очаровательная часовня Киджи в римской церкви Санта-Мария-дель-Пополо, приютившая, помимо прочих, шедевры Караваджо, Рафаэля и Бернини, не позволяет убрать одну из стен, чтобы выгоднее осветить кадр или выбрать наиболее удачный ракурс при помощи крана. Красочная церковь Санта-Мария-делла-Виктория, где хранится шедевр Бернини, «Экстаз святой Терезы», одна из лучших барочных скульптур Рима, никак не может быть уничтожена гигантским пожаром — хотя по сюжету его необходимо развести именно в этом месте. Не говоря уже о самом Ватикане: тысячи туристов и паломников, стекающиеся к площади Святого Петра, отпугнут и самого бесстрашного исполнительного продюсера — даже если Церковь разрешит проведение съемок.

Так что создатели фильма с самого начала ставили перед собою цель отснять в Риме как можно больше материала, а потом перебраться в декорации, где Рим и Ватикан будут частично отстроены заново. Первоначально предполагалось, что вторая часть съемок пройдет в павильонах Лондона. «Когда мы работали над "Кодом да Винчи”, часть фильма мы отсняли в Париже, а остальное — в Лондоне и его окрестностях», — говорит Тодд Хэллоуэлл, исполнительный продюсер фильма. — Нам там ужасно понравилось: великолепные профессионалы, фантастические объекты, прекрасные павильоны. Было вполне разумно и на этот раз поступить так же: поехать в Рим, снять там как можно больше натуры и затем переехать в Лондон, где нас ждут весьма выгодные налоговые льготы и где нам было так замечательно в прошлый раз. Однако доллар начал стремительно падать по отношению к евро и фунту, к тому же приближались забастовки сценаристов и актеров, и на студии сильно забеспокоились. Представители "Сони” спросили, не могли бы мы по максимуму отработать в Риме, а затем вернуться в Лос-Анджелес».

В конце концов, Хэллоуэлл, Хоуард и их помощники выработали план, позволявший снять как можно больше материала в Вечном городе, а оставшееся воссоздать в Городе ангелов, приспособив декорации под нужное освещение, создав свободу для камеры и визуальных эффектов. В результате Рим был построен в павильонах «Сони», на гоночном треке и на территории казино. «Нам нужно было создать масштабную копию площади Святого Петра и Пьяцца Навона. Я попросил менеджера по поиску локаций найти свободное место поближе к "Сони” при помощи программы Google Earth. Мы начали прочесывать земли вокруг студии, и первым свободным участком, подходившим нам по размерам, оказался гоночный трек Голливудского парка. Я сказал менеджеру: "Поезжай туда и поговори с людьми. Вдруг сможешь договориться? Нам понадобится примерно двадцать акров парковки”. Он поехал, и нас приняли там с распростёртыми объятиями. Трек находился в восьми милях от студии, это был идеальный вариант», — рассказывает Хэллоуэлл. По счастливой случайности, «западные» площадь Святого Петра и Пьяцца Навона были построены прямо напротив, вероятно, единственного в Лос-Анджелесе здания в псевдоантичном стиле: лос-анджелесского Форума, который, само собой, внешне напоминает своего римского двойника. Недостаток был один: Голливудский парк расположен недалеко от Лос-анджелесского аэропорта, и над головами киношников постоянно пролетали реактивные самолеты, испытывая нервы звукоинженера Питера Девлина. Вся работа в Голливудском парке проходила по ночам, потому что самолеты исчезали только после полуночи. В Ватикане такого не бывает: полеты над ним строго запрещены.

«Наша копия по размеру – 2/3 от настоящей, однако в фильме вы этого не заметите, благодаря удачным ракурсам, визуальным эффектам и грамотному использованию пространства, — говорит Кэмерон. — Я провел немало времени со специалистами по визуальным эффектам и с Энгусом, строя модели, переделывая эскизы, споря о том, что должно быть построено, а что можно дорисовать на компьютере. В результате мы нашли самый действенный способ, в финансовом и практическом отношении». Архитектурное совершенство римской колоннады подчеркивается оптической иллюзией. «Невероятная книга ватиканских фактов и папских курьезов» гласит, что «в основании колонны есть два диска из черного мрамора… Встаньте на один из этих дисков и посмотрите на четыре ряда колоннады Бернини — опа! вы видите только один, первый ряд. Другие ряды исчезли! Сойдите с диска, и остальные три ряда появятся, как по волшебству». Хотя Кэмерон и Бикертон не собирались повторять работу Бернини с такой степенью дотошности, они были восхищены его художественным и математическим гением.

Отстраивая заново Рим, создатели фильма на всем протяжении съемок сочетали «высокие» и «низкие» технологии. Так, 350-тонный египетский обелиск папы Сикста V, главная достопримечательность площади Святого Петра и важнейший элемент сюжета, был построен в натуральную величину, а колоннада была уменьшена по сравнению с настоящей. Сделано это было потому, что большинство сцен с участием главных героев разворачиваются у подножия обелиска, а колоннада видна, в основном, на заднем плане. Благодаря умелому использованию перспективы, разница в пропорциях была незаметна. На крупных планах визуальные эффекты помогали колоннаде предстать во всем ее величии. Для этого Бикертон стратегически разместил камеры вокруг площадки, чтобы не упустить ни единой детали операторской работы Сальваторе Тотино и помочь Энгусу приукрасить ее на компьютере. Фонтан четырех рек — настоящее чудо. Статуи вокруг него изображают богов Дуная, Ганга, Нила и Ла-Платы — рек, символизировавших в то время четыре континента. Кроме этого, ансамбль населен статуями животных, в том числе — фантастическими львами. Кэмерон скопировал ансамбль в мельчайших деталях: фонтан и круглый бассейн вокруг него выглядели точь-в-точь как оригинал, пускай и в пенопласте, и выдержали неделю ночных съемок эпизода со спасением похищенного кардинала. По сценарию Том Хэнкс должен был почти всё это время провести под водой, спасая утопающего человека.

Одной из самых восхитительных декораций, построенных командой Кэмерона, была Сикстинская капелла, вернее — ее уменьшенная копия, сооруженная в павильоне № 27 на студии «Сони» в Калвер-сити. По иронии судьбы, единственной деталью Сикстинской капеллы, которую Кэмерону не пришлось копировать, стал знаменитый потолок: там, наверху, расположились осветительные приборы, чтобы не загромождать съемочную площадку. В остальном Кэмерон свято хранил верность шедевру Микеланджело — если не считать того, что он слегка изменил его палитру для нужд кинематографа.
Категория: НОВЫЕ ФИЛЬМЫ | Добавил: cinemanews (30.04.2009)
Просмотров: 374

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика